Можно ли в книге использовать ненормативную лексику?

Содержание

Мат в литературе

Можно ли в книге использовать ненормативную лексику?

В 2014 году были приняты поправки к закону 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации», которые регулируют использование нецензурной лексики, в том числе и в сфере культуры.

Так, например, после вступления в силу этого закона, фильмам, содержащим нецензурную брань, не выдается прокатное удостоверение. А совсем недавно Роскомнадзор объявил о штрафах для СМИ, которые опубликовали запись баттла между рэперами Оксимироном и Гнойным, содержащую мат.

С литературой все немного сложнее. Было принято во внимание мнение экспертов о том, что в художественных произведениях обсценная лексика может использоваться для экспрессивной окраски текста.

В связи с этим книги, которые содержат мат, не запрещены, но теперь продаются запечатанными в прозрачную упаковку с обязательным указанием «Содержит нецензурную брань» и маркировкой «18+».

Как правильно ставить маркировку?

Если ваше произведение попадает под ограничения, а макет вы готовите самостоятельно, то обратите внимание на требования к виду маркировки.

Из Предложений по порядку реализации положений Федерального закона от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» в отношении печатной (книжной) продукции:

  1. Знак информационной продукции указывается на полосе издания, содержащей выходные сведения, непосредственно в блоке выпускных данных издания. Шрифтовой знак должен быть нанесен шрифтом не меньшим, чем самый мелкий шрифт на полосе издания. Вместе со знаком может быть применен текст: «В соответствии с ФЗ 436», чтобы избежать несоответствия читательскому адресу.
  2. На обложке книжного издания знак информационной продукции размещается исключительно применительно к категории информационной продукции «для детей старше 18 лет», если издание не относится к п.4 настоящего Приложения. Знак-изображение должен быть хорошо виден и учитывать дизайн обложки книжного издания. Упаковка в прозрачную пленку для книжных изданий категории информационной продукции «для детей старше 18 лет» требуется в случае, если издание содержит иллюстрации данной категории. Упаковка в непрозрачную пленку требуется при наличии иллюстрации такой категории на обложке. Упаковка применяется, если издание не относится к п.4 настоящего Приложения.
  3. Знак должен быть нанесен типографским способом и/или размещен в виде стикера непосредственно на издании. Допускается размещение стикера на упаковочном материале, если издание распространяется в упакованном виде.
  4. Произведения, вошедшие в оборот (полученные из типографии) после 1 сентября 2012 года, но не подпадающие под действие закона, или доступ к которым не может быть ограничен, не маркируются или маркируются знаком «Без возрастных ограничений».
  5. В случае дистанционного распространения книг на бумажных носителях — распространитель дублирует в аннотации/описании книги знак информационной продукции, размещенный в печатном варианте книги. Для категории «для детей старше 18 лет» — на изображении обложки.
  6. В случае дистанционного распространения электронных книг — распространитель дублирует знак информационной продукции, размещенный в печатном варианте книги, в метаинформации, приведенной на странице книги, на первом экране монитора разрешением 800 на 600 пикселей.

Что считается матом?

Основу русской матерной лексики составляет популярная во многих языках «обсценная триада»: мужской половой орган («х**») — женский половой орган («п****») — глагол, описывающий копуляцию («е****»). Также матерными считаются следующие лексемы: «б****» — распутная женщина, «м***» — яички, «м****» — женские гениталии, «е***» — мужские гениталии.

Мат в литературе

Если взглянуть на историю литературы, то иногда в своих произведениях ругались даже самые великие и прославленные. Этого, конечно, никто на официальном уровне не поощрял.

Пушкин так писал о цензуре, постигшей «Бориса Годунова»: «Все это прекрасно; одного жаль — в „Борисе“ моем выпущены народные сцены, да матерщина французская и отечественная; » (Из письма Вяземскому).

Мат есть и у Есенина, Маяковского, какие-то произведения сложно представить отредактированными вообще, например, «Москва-Петушки» Венедикта Ерофеева. Наши современники тоже часто не брезгуют обсценной лексикой, например, Пелевин, Сорокин, Лимонов, Веллер.

Относиться к этому можно по-разному, но совсем избавиться от книг с матом все-таки невозможно. В конце концов ценность произведения определяется многими факторами и не по одному признаку. Есть хорошие произведения, где есть ругань (одно как раз есть выше), а есть очень бестолковые без нее.

Цензура в других странах

В США не используют нецензурную брань в эфире некабельных каналов. Ограничения существуют, но они весьма гибкие и распространяются не на все каналы распространения информации.

Так даже есть пример, когда апелляционный суд вынес решение, согласно которому запрет федеральной комиссии по связи на использование нецензурных выражений в теле- и радиоэфире противоречит первой поправке конституции.

«Запрещая все „явно оскорбительные“ реплики без адекватного объяснения, что же означает „явно оскорбительный“, федеральная комиссия ограничивает выступления, так как теле- и радиокомпании не могут знать, что комиссия посчитает оскорбительным», — говорится в постановлении суда. Там также отмечается, что подобные запреты «порождают самоцензуру». 

В свою очередь за ругань в чей-то адрес очень просто получить большой штраф, и слова могут быть вполне цензурными, главное — это сам факт оскорбления. А вот во Франции матом (gros mots — грубые слова) в СМИ ругаются свободно. Законодательство там опять же в первую очередь ограничивает оскорбления, но не использование брани в целом.

В Финляднии ограничений нет, но есть негласное правило, что в СМИ ругаться нельзя. Тем не менее, есть передачи, например, реалити-шоу, в которых участники выражаются как угодно, и эти реплики остаются без цензуры.

Бедность языка или необходимость?

Основная претензия к матершинникам обычно заключается в скупом словарном запасе и невозможности выразить свои мысли без крепкого слова. И тут поспорить сложно, когда мы говорим о повседневности, мат редко бывает оправдан. Но все же он является частью языка и культуры, его изучают, пишут диссертации, пытаются всячески осмыслить уже очень давно.

Стоит ли ругаться, обедняет ли мат язык, насколько он вообще может быть оправдан — это вопросы очень интересные. Но если в нашей жизни употребление нецензурных слов регулируется или нормами морали, или личными установками и воспитанием, то в литературе все несколько иначе.

Рубить с плеча и вырезать весь мат может стать прямым путем к диссонансу с окружающей действительностью. В свою очередь Достоевский говорил, что мат — это язык пьющей России. И чем больше Россия пьет, чем больше пьет народ, тем больше он матерится.

Нецензурная лексика часто ассоциируется с социальным дном, неблагополучностью и всем тем, с чем люди не хотят себя ассоциировать. И у запрета мата в СМИ и искусстве есть большое количество последователей, которые считают, что он ни к чему. Темы и сюжеты бывают разные, но игнорировать реальность нельзя, а то произведение будет просто сложно воспринимать.

Такая судьба постигла многие отечественные фильмы и сериалы: действие в них слишком глянцевое и неправдоподобное, во многом из-за действующего законодательства. Это не значит, что все запреты нужно снять, а всех персонажей обязать материться и курить, но возможно стоило подойти к этому вопросу по-другому.

На тему мата и писательства очень здраво высказался Сергей Лукьяненко: «Я думаю, что писатель имеет право на использование ненормативной лексики, включая матерную ругань. Однако использует он ее на свой страх и риск — только чувство меры, литературного вкуса и абсолютная обоснованность в употреблении того или иного слова служит ему оправданием».

Без такого чувства автор рискует скатиться в банальную пошлость. Мы должны быть своим самым главным своим цензором, в том числе и в повседневной речи, чтобы каждое слово было сказано осознанно, тогда не будет проблем ни с совестью, ни с окружающими.

«Матерная» литература сегодня

Источник: https://bookscriptor.ru/articles/101141/

Мат на работе: запретить или «забить»?

Можно ли в книге использовать ненормативную лексику?

Запретный. Многоэтажный. Родной. Если бы про русский мат снимали промо-ролик, то к нему можно было приклеить именно такой слоган. Впрочем, о запретности скабрезных слов в целом и матерных в частности, можно поспорить.

Сальные колкости и одномерный юмор теперь повсеместны, и многие к ним лояльны. Человек, не скрывающий толерантность к непечатным словам раскрепощен, моден и крут.

Морщите нос от нецензурщины – а вы разве не современный?

Мат на работе неискореним. В одних сферах его концентрация выше, в других стремится к минимальным значениям. Ругаются гендиректоры и уборщицы, охранники и губернаторы, фрезеровщики и актеры, продавщицы яиц и смотрительницы музеев. Ругаются в порыве гнева и от распущенности, ради точности передачи мыслей и приведения подчиненных в рабочий тонус.

Опрос фонда «Общественное мнение», проведенный в 2015 году, выяснил, что 72% россиян употребляют в речи нецензурные выражения. Но большинство опрошенных – 58% – делают это только под влиянием эмоций, а 26% не ругаются никогда.

Большинство принявших участие в опросе – 62% – не одобрят мат ни при каких обстоятельствах, а 36% допускают такую возможность.

Одним брань дает возможность расслабиться и самовыразиться, других она напрягает и унижает. Поэтому мы обратились и к тем, кто ругается, и к тем, кто слушает. «Есть ли польза от офисного мата?» – спросили мы сторонников и противников великого и могучего непечатного русского языка. Что приятно, аргументируя свою позицию, наши эксперты смогли удержаться от слов со звездочками.

Противники: матерятся невоспитанные и закомплексованные

Позиция людей, не принимающих грязные словечки, проста: сам не ругаюсь и слушать матюги не люблю. Матоненавистники считают матершинников неуравновешенными людьми с комплексом неполноценности, которые срывают на других свое раздражение и пытаются таким образом самоутвердиться.

Для «нежных созданий», радеющих за чистоту языка, матерящийся на планерке начальник – испорченное рабочее утро: несмешно, низко, цинично, унизительно и неэффективно.

Ученые поддерживают жертв вербального насилия, утверждая, что по-настоящему умный и воспитанный человек всегда найдет правильные и корректные слова для убеждения подчиненных.

Филолог, культуролог Марина Герасимова отмечает, что лояльность к скабрезностям в настоящее время в обществе действительно повысилась. Это связано со сменой поколений.

Молодежь, как говорится, не заморачивается: не считает чем-то зазорным нецензурное слово, метко брошенное в нужной ситуации. А вот люди постарше против речевых вольностей.

Однако, хотя ругаются многие, отношение к мату в обществе остается преимущественно негативным.

«Является ли истинный мат свойством культурного человека? И да, и нет, – рассуждает Герасимова. – Мат свойственен культуре в широком смысле этого слова. Потому что нецензурные выражения – речевая экспрессия, а наличие речи, в свою очередь, отличает людей от других живых созданий.

Человек, как высшее в интеллектуальном плане существо, говорит, и, нередко, крепко выражается. В этом контексте ругань – если не явление со знаком плюс, то, по крайней мере, объяснима с научной точки зрения. Этимология мата, его структура тщательно изучаются и в наше время.

Что касается мата в более узком срезе, то характеристикой культурной личности в привычном нам рафинированном значении он, конечно, не является. За мат ругают детей.

Недавно даже прозвучала инициатива запретить мат в семье законодательно: он неуместен в большинстве жизненных ситуаций, является маркером излишней брутальности и эмоциональности, агрессии, невоспитанности, неуравновешенности, закомплексованности. Дирижер, ругающийся матом, не является культурным человеком.

Дворник, умеющий убедительно выражающий свои мысли без нецензурщины, – носитель культуры. Хотя между профессией и распространенностью в рабочих отношениях непечатных выражений, конечно, тоже есть связь».

Психолог Сергей Степанов, автор книг «Искусство добиваться своего» и «Сценарий вашей судьбы», поддерживает мысль о том, что образ грубого портового матроса чаще прилипает к людям с хроническими личностными проблемами.

Он предлагает сдерживать эмоции: «Чаще всего употребление ненормативной лексики объясняется одной из двух простых причин – скверным воспитанием и неумением держать себя в руках. Больших начальников это касается так же, как и всех остальных, и бывает, что даже не нужно искать более сложные причины.

Но, бывает порой и так, что матерящийся начальник таким образом невольно выдает свою скрытую слабость – безотчетную неуверенность в том, что он заслуживает своего высокого статуса. Ведя себя так, как не позволено никому ниже рангом, он словно подчеркивает свое превосходство, в котором не до конца уверен.

Действительно большому человеку нет нужды самоутверждаться столь пошлым способом».

В шаблонной картине мира балерины дышат фиалками и на дух не переносят нецензурщины, а сантехники смолят сигареты и вместе с кольцами дыма выпускают такие словесные арии, в которых приличными остаются только предлоги. На самом деле, в той или иной степени матюгаются все. Но фигуристы делают это все-таки реже, чем асфальтоукладчики. Работа – это коллектив, традиции, атмосфера, привычки, статус.

Элина Клименко, владелица салона красоты «Анабель», стилист-визажист с 15-летним стажем, согласна с этим утверждением: «В индустрии красоты ни о каком мате в присутствии клиента не может быть и речи. Наш бизнес построен на том, чтобы давать клиентам позитив, удовольствие и эстетическое наслаждение.

Что касается личных отношений на работе, выяснения профессиональных вопросов, – то для того, чтобы кто-то из коллектива выругался, нужен серьезный повод и сильные эмоции, бьющие через край. Не помню, когда последний раз у нас было такое. Все конфликты мы стараемся разрешать вежливо и мирным путем. Да, бывают напряженные ситуации.

Но напряжение, обиды, стрессы, которые создает ругань, портят всем настроение, сказываются на качестве работы. В салонах красоты нередко образуются сплоченные команды настоящих боевых товарищей, которые готовы поддержать друг друга. Зачем разрушать их грубостью? Мне кажется, что в коллективе ругаются только руководители, не уважающие сотрудников.

Ну, анекдоты с соленым юмором, конечно, не в счет».

Сторонники: сдерживать эмоции вредно

Справедливости ради отметим: покрыть реальность матом тянет не только россиян, но и людей по всему миру.

Так, американская газета TheWashingtonPost опубликовала результаты опроса 1500 сотрудников, в ходе которого выяснилось, что половина из них матерится на работе, но при этом 94% вставляют грязные словечки в разговорную речь, воздерживаясь от них в переписке.

Треть американцев против тотального запрета мата на рабочем месте. 66% заявили, что если их босс будет ругаться, то и они будут делать то же самое. И что примечательно: женщины ругаются почти наравне с мужчинами. Всему виной победивший феминизм: дамы против того, чтобы им затыкали рот.

Исследование, проведенное в США, также выяснило, что «народный язык» у большинства опрошенных ассоциируется с полярными человеческими качествами. С одной стороны – с низкой квалификацией и низким уровнем образования. С другой – с богатым словарным запасом и сильным характером, позволяющим преодолевать трудности.

Что касается российских компаний, то здесь адвокаты мата дружно указывают на философско-эмоциональную сторону брани, уходящую корнями как раз в ту никем до конца не описанную темную сторону русской души, где порывы и чувства заглушают разум.

Как можно не материться, если душа неистово требует, а окружение позволяет и одобряют? К чему в таких случаях приличия и кому от них легче? Исполнительный директор компании HEADS Consulting, руководитель АНО «ПравоРоботов»Никита Куликов считает, что спонтанность – верный спутник грязного душевного ругательства. Никогда не знаешь, когда внезапно накроет желание высказать о мире все, что накипело. Так что ругающихся коллег, по мнению Куликова, не стоит судить слишком строго: «В русском языке, в отличие от других языков, мат в определенной степени является именно частью языка, а не чем-то вновь приобретенным и насажденным. В целом употребление ненормативной лексики все же остается неким вызовом окружающим, который можно или культивировать всем на зло, или не практиковать, научившись себя контролировать. Но следует признать, что временами могут произойти такие события, когда употребление матерных выражений вполне обосновано и логично».

Нам так же удалось разговорить руководителя, который не прочь выстроить многоэтажную тираду в присутствии подчиненных и не видит в этом ничего зазорного: все свои и работа не страдает.

Зачем лишать себя удовольствия? Начальник цеха предприятия по производству металлоконструкций Павел Гречко рассказывает, что в его коллективе ругается большинство, и уши ни у кого не вянут.

Что поделаешь, такая профессия: «Если рабочая обстановка позволяет, то материться очень даже полезно. Начальству тоже позволительно ругаться – если оно умеет это делать художественно и оригинально, а не просто крыть всех подряд без разбора из-за плохого настроения.

У таких командиров подчиненные, как правило, тоже матерятся. В таком коллективе атмосфера более доверительная, а работа – эффективная. Знаю на собственном опыте. Нам мат строить и жить помогает!».

При этом не все считают, что интенсивность употребления непечатных выражений связана с уровнем культуры. Например, управляющий партнер Wild PR Денис Родионов считает, что мат давно стал просто экспрессивным способом выражения эмоций и снятия стресса.

Понять и простить – вот рецепт взаимодействия с любителями смачно ругнуться в офисе, тем более, что есть гораздо более острые профессиональные проблемы, требующие решения: «Мы в Wild PR относимся к мату по-человечески.

Если сотрудник хочет чем-то поделиться, его распирает выругаться, то это нормально. Мы живые люди. Но мат в общении с клиентами – более тонкий момент. Если клиент матерится, не факт, что мы тоже будем это делать.

Но с другой стороны, если клиент не стесняется в выражениях, то он в каком-то смысле нам доверяет, не боится открыто выражать свои эмоции».

По словам Дениса Родионова, гораздо вреднее другие привычки: «Например, если говорить про культуру и стандарты, то грамматические ошибки в рекламных текстах, статьях – вот это настоящее зло.

У нас, когда тексты для клиентов проходят проверку, мне порой хочется материться, потому что это «крючкотворство» – страшная рутина. Но когда в рекламный текст, который видят, например, 100 тыс. человек вкралась ошибка – это настоящий провал.

Ведь никто не будет думать, почему это случилось, кто и на каком этапе накосячил. Все скажут: ну, вот «совок» какой-то, рекламу купили, а на редактора денег не нашлось. Однажды я потерял клиента из-за того, что в письме перепутал его имя.

При этом мы при встрече довольно свободно общались и даже немного по-приятельски матерились. Но когда я перепутал его имя в запарке, он перестал отвечать на мои письма».

Денис Родионов не призывает поощрять брань. Но и не видит в смачных словечках проблемы: «Если говорить про работу с сотрудниками, то мат практически не влияет на отношения в коллективе.

Гораздо сильнее компанию разрушает безответственность руководителя, командно-административная система «я начальник, ты дурак», зацикленность людей только на своих интересах: я свою работу сделал, остальное меня не волнует.

Моя рекомендация: материтесь на здоровье, не нарушая комфорт окружающих».

А вашему настроению на работе мат приносит больше вреда или пользы?

pixabay.com

Источник: https://www.e-xecutive.ru/management/practices/1987218-mat-na-rabote-zapretit-ili-zabit

Уместна ли ненормативная лексика в текстах: закон о русском языке | Статьи SEOnews

Можно ли в книге использовать ненормативную лексику?

Не успели мы разобраться с созданием интернет-магазинов, как подоспела новая рубрика – Энциклопедия копирайтинга. В ней мы расскажем о полезных инструментах для копирайтеров, поговорим о сложных аспектах их работы и попробуем взглянуть на написание текстов как со стороны специалиста, так и со стороны заказчика.

Сегодня поговорим о месте нецензурной лексики в текстах.

***

Компания Head Hunter как-то решила провести на своем сайте опрос, чтобы узнать, специалисты в каких областях чаще всего матерятся. Занимательная статистика: «лидерами» диаграммы оказались маркетологи, рекламщики и IT-специалисты. Более 50% респондентов из этих сфер честно сознались, что грешат резким словцом на работе. А ведь именно они, можно сказать, и «создают» интернет.

Сегодня мы поговорим о том, уместно ли употребление нецензурщины в текстах, а также для чего ее используют авторы.

Что есть ненормативная лексика?

Ненормативная лексика – это обязательная составляющая языковой культуры, которая в том или ином виде всегда существовала и будет существовать. Ее популярность в обиходе во многом обусловлена изменениями в общественно-политической жизни страны, особенностями языковых диалектов или профессиональными «требованиями».

Многие ошибочно полагают, что ненормативная лексика = матерщина. Однако под это понятие попадают и жаргонизмы, диалектизмы, варваризмы, грубые и оскорбительные выражения. Мат является самой грубой и осуждаемой обществом разновидностью.

Стремительное развитие интернет-технологий дало не просто толчок, а увесистый пинок совершенствованию ненормативной лексики и ее проникновению во все сферы культурной жизни.

Какие слова считаются матом?

Тут все просто. За нас все решил Роскомнадзор и назвал матами 4 основных слова:

«Нецензурное обозначение мужского полового органа, нецензурное обозначение женского полового органа, нецензурное обозначение процесса совокупления и нецензурное обозначение женщины распутного поведения, а также все образованные от этих слов языковые единицы».

На эти слова наложено официальное табу на публикацию в СМИ. Какие конкретно это выражения, мы писать не будем – догадайтесь сами. А если не можете, то счастливый вы человек.

Слова из списка «запрещенки» рождают десятки словоформ на все случаи жизни. А матерные мемчики и грубые цитаты известных «интернет-троллей» буквально выползают из мониторов и проникают в карманы все более юной публики. Так что за словами в карман лучше не лезть. Мало ли, какие достанешь.

В литературе, в отличие от интернета, непосредственно мат встречается не так часто. Тут можно вдоволь запастись жаргонизмами, диалектизмами и иными формами ненормативной лексики, не относящимися к мату.

«А как же классики?» – спросите вы.

Уважаемые товарищи потомки! Роясь в сегодняшнем окаменевшем г*вне, наших дней изучая потемки, вы, возможно,

спросите и обо мне.

(В. Маяковский. Поэма «Во весь голос»)

Как знал! В XX веке обсценная лексика подвергалась цензуре и официально не признавалась приличным обществом. Однако это не мешало деятелям литературы создавать «неофициальные» произведения. Владимир Маяковский, известный своим бойким слогом, не раз давал жару непривычно острыми и порой вульгарными произведениями:

Вам ли, любящим баб да блюда, жизнь отдавать в угоду?! Я лучше в баре бля*ям буду

подавать ананасную воду!

(Стихотворение «Вам»)

Непристойности от Владимира Владимировича пришлось, конечно, запикать.

Это не единственный русский поэт, который использовал ругательные выражения в своих текстах. Как и в художественных произведениях, в веб-копирайтинге иногда используется нецензурная лексика. С какой целью?

Функции бранных слов

Задумывались ли вы, что мат и прочие колкие словечки не просто так вырываются из уст и из-под клавиш? У них есть строго определенные функции. Ученые-лингвисты обозначили такие:

1. Повышение темпераментности речи (когда «хорошими» словами не передать).

2. Эмоциональная разрядка (работа, пятница, аврал).

3. Снижение болевого шока (это когда мизинчиком ударился).

4. Умышленное словесное унижение собеседника (ну тут все понятно).

5. Демонстрация раскованности и независимости (у школьников, например, случается).

6. Показательное пренебрежение запретами и правилами (тут тоже школьники, плюс бунтари).

7. Доказательство принадлежности к «своим» (все матерятся, и я матерюсь).

Также матерщина может быть признаком агрессии или демонстративного бесстрашия, желания показаться взрослее или просто недалекого ума.

Тогда встает естественный вопрос: какую функцию обсценная лексика будет выполнять в текстах?

Где и зачем нужен/не нужен мат?

Прелесть хорошего веб-копирайтинга в том, что каждое слово в нем выверено и несет определенный посыл целевой аудитории. Поэтому если автор решает сдобрить свои шедевры порцией отменного мата, значит, он считает, что его ЦА этого достойна и примет с радушием.

Где на просторах интернета можно встретить мат и жаргон:

  • в личных или корпоративных блогах;

Источник: https://www.SEOnews.ru/analytics/entsiklopediya-kopiraytinga-umestna-li-nenormativnaya-leksika-v-tekstakh/

Школа без мата. Профилактика использования детьми ненормативной лексики в школе

Можно ли в книге использовать ненормативную лексику?

Если речь идет о младших школьниках, следует пресечь нежелательное поведение спокойно, но твердо. С ребенком обязательно нужно поговорить. Его надо спросить, знает ли он значение тех слов, которые употребляет. Возможно, ответ будет отрицательным, и ребенок просто повторяет за кем-то «крутые» слова.

Тогда достаточно сказать, что это плохие слова, которые нельзя произносить вообще, и в школе тоже. Ругать ребенка не надо, он ни в чем не виноват. Можно попросить родителей поговорить с ребенком об этом более подробно, если у него возникают вопросы о плохих словах.

Некоторые дети очень удивляются, узнав, что люди «ругаются частями тела».

В случае, если использование ненормативной лексики устойчиво присутствует в речи ребенка, разговор пойдет по другому руслу. Такой ребенок, скорее всего, знает, что означают эти слова.

Ему можно сказать, что со стороны его поведение выглядит не как взрослое, а наоборот, как очень детское, как будто он только что услышал все это впервые и радостно повторяет. Потому что взрослый человек знает, когда какие слова уместно произносить, а он – нет.

Далее нужно объяснить, что материться в школе запрещено, и рассказать, что будет при повторном нарушении.

Средняя и старшая школа: подростки

Самое сложное – когда в школе есть значительное количество детей, про которых можно сказать, что они не столько ругаются матом, сколько на нем разговаривают. С большой вероятностью, устанавливаемые взрослыми правила не являются для них чем-то значимым, касается ли это выбора выражений или других поведенческих проявлений. Это так называемые «учащиеся группы риска».

Чего делать не надо

В работе с этой категорией ребят очень редко можно прибегать к сотрудничеству с семьей. Зачастую родители этих детей разговаривают точно так же, как и дети, а за нарушения школьных правил наказывают детей, что не является эффективной мерой воздействия.

Бессмысленно также праведно возмущаться и читать мораль об уважении к великому русскому языку. Такие речи детям надоели уже много лет назад, они их просто не воспримут. С другой стороны, если с помощью пары привычных выражений учительницу можно довести до крика и слез, это очень весело. Надо запомнить и в следующий раз ввернуть выражение позабористее на контрольной.

Что надо делать

Удерживать взрослую позицию. Прежде всего, педагогам следует быть очень спокойными и устойчивыми. Они старше, сильнее и опытнее, и разных слов знают больше, чем ученики. Ругань не должна выбивать их из колеи.

Устанавливать правила и санкции. Именно в этом состоит задача педагогов — установить внятные и четкие правила поведения в школе и донести их до учеников максимально наглядным образом. Не следует ссылаться на устав школы, записанный мелким шрифтом на сайте образовательного учреждения.

Лучше сформулировать четкий свод действующих правил, регламентирующих поведение участников образовательного процесса. Он должен включать также санкции за нарушение каждого правила.

Например, внеочередное дежурство в классе, лишение экскурсии или дополнительное задание в виде подготовки доклада о природе обсценной лексики. Психологи — специалисты центра «Перекресток» в работе с подростками использовали правило «3 синонима».

Это означает, что человек, произнесший матерное слово, должен назвать три литературно приемлемых синонима этого слова. Такая мера не унижает достоинство ребенка, но требует некоторого творческого усилия, заодно расширяя его кругозор.

В подростковом клубе, где действует это правило, ребята сами следят за его соблюдением, напоминая друг другу: «Эй, ты назвал только два синонима, за тобой еще один!» Санкция не обязательно должна быть неприятной и ни в коем случае не должна быть унижающей, творческие задания работают лучше всего.

Помогать формировать коммуникативные навыки. О красоте русского языка говорить можно и нужно, но не стыдить при этом ребят, «позорящих славный русский язык, на котором разговаривал Пушкин». Пушкин, как известно, не брезговал «низкой» лексикой, которой, как и всеми пластами языка, владел в совершенстве.

Подростки не выносят ханжества, никогда нельзя забывать об этом. В работе с ребятами, привыкшими использовать обсценную лексику в повседневной речи, следует относиться к этому как к несформированному речевому навыку.

Иногда подростки сами признают, что слишком много ругаются, потому что в их компании так разговаривают все, и хотят избавиться от этой вредной привычки. Разговаривая с такими ребятами, можно услышать паузы, которые они делают, трудолюбиво подбирая «приличные» слова. Это уже хороший признак: они включают своеобразный фильтр, общаясь со взрослыми.

Имеет смысл помогать им подбирать слова, поддерживать стремление общаться как культурные люди. И конечно, важной задачей становится помощь в поиске такой среды сверстников, где господствуют цивилизованные нормы общения.

Обязательно реагировать, никогда не оставлять без внимания. Многие дети с хорошо развитой речевой коммуникацией используют обсценную лексику в разговоре как часть молодежной субкультуры.

Несмотря на то, что они прекрасно понимают, что нарушают этим школьные правила, часто они даже не понижают голоса в присутствии педагогов. Вероятно, в этот момент они не осознают свои высказывания как что-то неадекватное ситуации. Им следует спокойно напомнить правила и вынести предупреждение.

Удачной формулировкой здесь может стать что-то вроде «У нас в школе так не принято». Скорее всего, они извинятся и постараются в следующий раз помнить, где находятся.

100 ошибок воспитания, которых легко избежать

О чем эта книга Это самый подробный гид по родительским промахам, способам их избегания и устранения. Автор разбирает самые распространенные ошибки, которые или совершают, или очень боятся совершить все родители.

Вы узнаете, как: стать ребенку настоящим другом, не теряя авторитет; общаться с ребенком, не повторяя ошибок своих родителей; правильно реагировать на капризы и непослушание ребенка; удовлетворить потребность ребенка в любви, не балуя его; развивать ребенка с учетом особенностей его личности; привить ребенку правильное представление о счастье и успехе.

Купить

Если оставлять такие проявления без внимания, они будут усиливаться. Существует теория разбитых окон, сформулированная американскими социологами Дж. Уилсоном и Дж. Келлингом.

Она утверждает: «Когда человек видит, что нарушения правил никем не пресекаются, он перестает считать любые правила обязательными для себя».

Название теории взято из опыта криминологии: если в здании выбито одно стекло и его не заменяют, то через некоторое время в этом здании не останется ни одного целого окна, а криминогенная обстановка в районе заметно ухудшится.

Нарушения правил должны пересекаться спокойно, но твердо

Формировать и поддерживать в школе ценности уважительного, доброжелательного отношения друг к другу. Пожалуй, наиболее важным в формировании культуры общения является пример, который подают взрослые. Конечно, учителя обычно не используют ненормативную лексику в школах.

Но очень важно понимать, что крик, ругань, обзывательства и другие атрибуты неуважительного обращения с учениками только усиливают тенденцию использования нецензурной лексики в школах.

«Если вы нас не уважаете, почему мы должны уважать вас и соблюдать ваши правила?» — считает подросток, и он прав.

Источник: https://rosuchebnik.ru/material/shkola-bez-mata-profilaktika-ispolzovaniya-detmi-nenormativnoj-leksiki-v-shkole/

«За мат извини»: 7 известных книг с нецензурной лексикой

Можно ли в книге использовать ненормативную лексику?

Казалось бы: писатели, культурные люди, а как почитаешь книги некоторых товарищей — такие вещи пишут — мама не горюй! И мы не говорим про детальные описания сцен секса или насилия — черт с ними.

Мы сейчас про обсценную лексику (проще говоря, мат) в литературе.

Споры о том, оправданно ли ее использование на страницах книг, ведутся с тех пор как непечатная речь появилась на бумаге, и произведения, вошедшие в нашу подборку, неоднократно становились поводом для подобных дискуссий.

Чтобы бранная лексика гармонично вписывалась в текст произведения, нужно обладать определенным талантом и мастерством. Удалось ли это авторам, попавшим в наш список? Решать вам! Представляем вам 7 примечательных книг, которые изобилуют непечатной речью.

«Generation „П“». Виктор Пелевин

Типичные персонажи Пелевина — рекламщики, журналисты, бандиты, таксисты, барыги, наркоманы. Их диалоги, мысли, описания их бытовых сцен формируют канву произведения, посвященного России 90-х. В центре сюжета — история молодого выпускника литинститута Вавилена Татарского, который внезапно обнаруживает в себе талант к сочинению рекламных слоганов и становится профессиональным криэйтором.

Пелевин точно передает речевые особенности героев — типичных представителей своей социальный среды, и, естественно, без обсценной лексики здесь никак не обойтись.

Даже в названии романа, по мнению многих критиков, зашифровано любимое всеми матерное слово, точно описывающее положение дел в России. «Поколение П***ц» — это пропащее поколение 80-х — 90-х, которое, улыбнувшись лету, морю и солнцу, выбрало «Пепси».

«Тропик Рака». Генри Миллер

Скандально-эротическая проза Генри Миллера лишена прелюдий: уже на первой странице романа автор признается в чувствах, если можно так выразиться, к одной из многочисленных любовниц. «Когда я е*у тебя, Таня, я делаю это всерьез и надолго», — пишет Миллер и воздает оду влагалищу своей возлюбленной.

«Тропик Рака» пестрит сценами детально описанного секса — с проститутками, случайными посетительницами питейных заведений, подружками друзей — и все это в Париже конца 20-х годов прошлого века. Критики признали роман крайне непристойным, и долгое время он был запрещен в США. Да и в свободной на нравы Франции продавался, так сказать, «из-под полы».

«Санькя». Захар Прилепин

Изданный более 10 лет назад, роман посвящен юным представителям движения нацболов, членом которого в свое время был и сам Прилепин. Автор рассказывает о жизни подростков-революционеров. Они не боятся выходить на протестные акции в центр столицы и мечтают однажды свергнуть президента.

Герои «СанькИ» — ребята «с района»: они пьют водку, ругаются с «ментами» и не ощущают себя частью семьи и народа. Роман вошел в шорт-листы «Русского Букера» и «Национального Бестселлера», а также был удостоен премии «Ясная Поляна». Театральной адаптацией произведения занимался Кирилл Серебренников.

«Женщины». Чарльз Буковски

Автобиографический роман представителя «грязного реализма» рассказывает о любовных похождениях Генри Чинаски. Сам автор считал, что это лучшая его работа, называя ее «чем-то вроде пошлой комедии».

Героини (читайте: «любовницы») Буковски — это слушательницы с поэтических чтений, случайные знакомые с квартирных попоек, посетительницы баров.

В эту компанию умудрились затесаться даже юная наркоманка и увлеченная религиозными учениями владелица закусочной, которая считает, что секс возможен только после брака.

«Я знаю, в чем твоя трагедия. У тебя большая пи*да», — говорит Чинаски одной из своих любовниц на первых страницах книги, и этим экзистенциальные размышления героя не ограничиваются. На протяжении всей книги писатель делится с нами своими мыслями об этом мире, об отношениях и женщинах — в весьма грубой, но ироничной форме.

«Москва — Петушки». Венедикт Ерофеев

Еще один вечно пьяный и философствующий герой романа, не особо следящий за своей речью, представлен в знаменитой поэме в прозе Венедикта Ерофеева «Москва — Петушки».

Ее герой едет на электричке с Курского вокзала в райские Петушки, чтобы проведать любовницу и сына.

Он страдает от похмелья, но это не мешает ему выпивать на каждой станции, потому что «нельзя доверять мнению человека, который еще не успел похмелиться».

Попутно герой Ерофеева рассказывает читателю истории из жизни — о работе бригадиром в группе кабелеукладчиков, о жизни в Орехово-Зуеве в комнате с четырьмя алкашами, о знакомстве с любимой женщиной («Ну так что же, что „сука“? Зато какая гармоническая сука!», — восклицает он). Конечно же, не обходится без разговоров о смысле жизни. В лучших традициях русского застолья Веничка предается размышлениям о своем народе, природе человека, США, музыке, прошлом и будущем.

«Щегол». Донна Тартт

Читатель «Щегла» наблюдает за взрослением Тео Деккера — мальчика, который в 13 лет стал свидетелем теракта в нью-йоркском Метрополитен-музее. Во время взрыва погибла его мама, и подросток вынужден перебраться из мегаполиса в пустынное захолустье в пригороде Лас-Вегаса к отцу-алкоголику и его подружке-наркоманке.

В школе у Тео появляется друг — Борис, сын украинского геолога, который открывает молодому человеку мир дешевого алкоголя, наркотиков, сексуальных экспериментов и мелкого грабежа. Борис учит Тео ругаться на русском языке. «На нем лучше всего материться», — объясняет он.

Донна Тартт мастерски изображает диалоги подростков, описывает сцены наркотических приходов глазами украинского мальчика-эмигранта, а параллельно проводит экскурс в историю искусства. Роман получил несколько литературных премий, в том числе и Пулитцеровскую.

«Голубое сало». Владимир Сорокин

Непечатная речь стала «изюминкой» стиля Сорокина. Из-за откровенных, порой омерзительных сцен и обсценной лексики в романе «Голубое сало» в 2002 году разразился скандал: активисты молодежного движения «Идущие вместе» подали на писателя в суд за распространение порнографии.

Книга Сорокина повествует о группе ученых, которые в 2048 году разводят клонов русских писателей: Достоевского, Толстого, Чехова, Платонова, Набокова, Пастернака, Ахматовой, чтобы из их подкожных отложений получить таинственное вещество — голубое сало, способное сохранять постоянную температуру. Об этом эксперименте читатель узнает из переписки филолога Бориса Глогера, работающего на секретном объекте, со своим китайским любовником — речь героя изобилует новоязом, иностранными заимствованиями и нецензурной лексикой.

Источник: https://eksmo.ru/selections/za-mat-izvini-7-izvestnykh-knig-s-netsenzurnoy-leksikoy-ID12160078/

Как написать жалобу на ненормативную лексику, мат

Можно ли в книге использовать ненормативную лексику?

Под ненормативной лексикой принято понимать вульгарные, похабные и крайне грубые выражения, которые оскорбляют честь и достоинство других людей.

Случаи ее употребления часто фиксируются в публичных местах, общественном транспорте или на улице, но, как показывает практика, пострадавшие редко обращаются за защитой своих прав и предпочитают как можно быстрее забывать о подобных инцидентах.

Такое отношение к правонарушению объясняется тем, что многие граждане не знают, куда можно подать жалобу на использование ненормативной лексики, как правильно составить такой документ и доказать обоснованность своих требований.

На что можно пожаловаться

Неадекватное поведение другого лица, публичное высказывание мата на общественном мероприятии, нелицеприятная публикация в Интернете или СМИ – это повод обратиться за защитой и помощью в правоохранительные органы, которые обязаны отреагировать и принять предусмотренные законом меры для урегулирования ситуации, исходя из своих возможностей и компетенции. В данном случае следует подать жалобу на:

  • публичную брань в адрес другого гражданина;
  • материал в Интернете или СМИ, который содержит нецензурные выражения;
  • общественно-порицательное поведение;
  • демонстрацию кинофильмов, клипов и других видеоматериалов, где присутствует мат;
  • выражение лицом своего отношения к ситуации или окружающим в нелицеприятной форме;
  • использование типичных нецензурных выражений в устной речи;
  • спонтанную эмоциональную речевую реакцию (непроизвольное произношение ненормативной лексики) в публичном месте или в присутствии других лиц.

Если подобные действия совершаются нарушителем в состоянии алкогольного опьянения, то это считается отягчающим обстоятельством и может стать основанием для более серьезного наказания.

Важно! Под ненормативной лексикой стоит понимать не только общепризнанные матерные выражения и слова, но и любые их аналоги (в том числе видоизмененные формы).

Если у гражданина нет возможности доказать, что нарушитель использовал ненормативную лексику, то ему не стоит тратить время на подачу жалобы.

Такой документ вряд ли заинтересует сотрудников правоохранительных органов, тем более что речь не идет о серьезном правонарушении, хотя такие действия и могут быть квалифицированы как хулиганство (со всеми вытекающими отсюда последствиями).

В связи с этим, если потерпевший хочет во что бы то ни стало отстоять свои права и наказать виновного, он должен побеспокоиться о своевременном формировании качественной доказательной базы, с помощью которой он сможет подтвердить обоснованность своих требований. В качестве таких материалов может быть использована:

  • видеозапись инцидента;
  • аудиозапись, на которой слышно, как правонарушитель использует ненормативную лексику;
  • фотокопии напечатанных материалов;
  • показания других участников конфликта – свидетелей.

Если гражданин столкнулся с использованием нецензурных выражений в людном месте или на общественном мероприятии, ему стоит сразу же обменяться контактными данными с другими участниками инцидента. Впоследствии жалобу можно будет подкрепить их свидетельскими показаниями, если они не будут против общения с правоохранительными органами.

Как составить жалобу

Использование ненормативной лексики – это достаточно распространенное явление, хотя по факту потерпевшие очень редко обращаются в правоохранительные органы, чтобы наказать нарушителей.

Нередко это связано с тем, что подобные действия совершают абсолютно посторонние лица и мало кто хочет тратить время на их идентификацию, чтобы иметь возможность сразу указать их данные в обращении (несмотря на то, что эта обязанность возложена на сотрудников Полиции, если подобное правонарушение не является составляющей более серьезного преступления, вряд ли кто-то будет заниматься розыском лица, которое использовало в общении нелицеприятные выражения, тем самым оскорбляя окружающих). Но если заявитель не хочет отступать от намеченного плана и рассчитывает во что бы то ни стало наказать виновного, он должен правильно составить жалобу, придерживаясь таких рекомендаций и правил:

  • во вводной части документа стоит кратко и лаконично описать условия и обстоятельства, при которых произошел инцидент, сообщив, когда и где это случилось. Важно кратко изложить последовательность событий и указать, по какой причине нарушитель стал использовать некультурную брань (например, он пытался пройти без очереди на кассе, но был остановлен сотрудником охраны, это были публичные чтения, концерт и т. д.). Если с несоблюдением закона столкнулся пользователь Интернета, то в таких обстоятельствах следует дать ссылки на сайт, где размещен материал с ненормативной лексикой;
  • если заявитель знает того, кто вел себя неадекватно и позволил использовать в общении нелицеприятные высказывания, в претензии следует указать всю необходимую информацию, чтобы сотрудники правоохранительных органов не тратили время на розыск нарушителя;
  • если подобные действия совершило постороннее лицо, то ситуация существенно усложняется. При таких условиях в жалобе важно сообщить все известные о нем данные, которые помогут установить личность правонарушителя;
  • в документе можно пояснить, какими последствиями для заявителя обернулось поведение лица, использовавшего ненормативную лексику. В частности, если невольным зрителем такого инцидента стал малолетний ребенок, то это также стоит отметить в жалобе, чтобы придать вес своим требованиям;
  • для убедительности доводов лучше ссылаться на действующие законодательные акты;
  • в заключительной части заявитель должен правильно сформулировать свои требования, чтобы продемонстрировать серьезность своих намерений;
  • когда основанием для подачи обращения стала публикация в Интернете, не лишним будет указать, обращался ли заявитель к владельцу ресурса с просьбой убрать такой материал;
  • если сведения, изложенные в претензии, готовы подтвердить другие участники конфликта (свидетели), то это обязательно стоит указать в тексте документа, а также сообщить их личные данные;
  • если гражданин планирует подкрепить свою жалобу дополнительными материалами, необходимо составить их опись в конце обращения.

Когда заявитель хочет пожаловаться на ненормативную лексику, он должен учитывать то обстоятельство, что в официальном документе не должно быть нецензурных выражений, иначе он не будет зарегистрирован и принят к рассмотрению.

Важно! Если у потерпевшего нет информации, с помощью которой можно идентифицировать личность нарушителя, его будет сложно привлечь к ответственности.

Россияне, как правило, не знают о том, что использование ненормативной лексики является правонарушением, за что грозит предусмотренная законом ответственность. По факту, столкнувшись с такой манерой общения, гражданин может пожаловаться в следующие инстанции:

  • Полицию.
  • Прокуратуру.
  • Мировой суд (для получения денежной компенсации).

Прежде чем инициировать процесс и подавать жалобу на действия другого гражданина (особенно публичного лица), сначала стоит беспристрастно оценить свои возможности по предоставлению правоохранительным органам неопровержимых доказательств его вины.

Если заявитель не уверен в своих силах и у него ест основания полагать, что ему откажут в удовлетворении выдвинутых требований, лучше отказаться от подачи обращения, так как это может обернуться потерей времени и сил.

Более того, второй участник конфликта, вина которого так и не будет доказана, сможет воспользоваться ситуацией и обратиться в суд для защиты своего доброго имени, взыскав с ответчика не только издержки по юридическому сопровождению дела, но и моральный ущерб.

Полиция

Первая инстанция, куда может обратиться гражданин с жалобой на ненормативную лексику – это отделение полиции.

Если он не знает, как правильно составить такой документ, достаточно прийти в ближайшее территориальное подразделение и обратиться за помощью к дежурному, который обязан провести разъяснительную работу и помочь написать заявление установленного образца.

После принятия жалобы потерпевшему выдается талон-уведомление, свидетельствующий о регистрации обращения. Дежурному также передаются собранные доказательства (в соответствии с их описью), которые будут использованы для расследования обстоятельств инцидента.

Обязательная процедура, без которой у гражданина не примут документы – это ознакомление с информацией об ответственности за дачу ложных показаний и донос. Если он откажется ставить подпись под таким документом, в принятии заявления будет отказано.

В течение 10-и дней в Полиции обязаны рассмотреть предоставленные факты и доказательства и принять решение по сути обращения. Если в удовлетворении заявленных требований будет отказано, гражданин сможет пожаловаться в Прокуратуру, особенно если у него возникнет подозрение, что полицейские саботировали процесс расследования и халатно отнеслись к своим должностным обязанностям.

Рекомендуем почитать: Как написать жалобу в полицию

Прокуратура

Пользуясь своим законным правом, потерпевший может подать обращение в Прокуратуру, что можно сделать любым доступным ему способом.

Если жалоба подается письмом с уведомлением, то можно ограничиться одним экземпляром документа, так как подписанное получателем уведомление будет служить доказательством факта принятия обращения.

Но если гражданин решил лично передать заявление в территориальное подразделение Прокуратуры https://genproc.gov.

ru/contacts/map/, ему лучше подготовить два идентичных экземпляра документа, чтобы на одном из них уполномоченный сотрудник поставил отметку о принятии.

В виду того, что использование ненормативной лексики не является тяжелым правонарушением, не стоит тратить время на обращение в Генеральную прокуратуру, так как жалоба все равно будет перенаправлена в территориальное подразделение.

Если потерпевший хочет добиться денежной компенсации причиненных ему неудобств и заставить нарушителя в прямом смысле слова заплатить за использование ненормативной лексики, ему придется обратиться в мировой суд с соответствующим исковым требованием.

По факту, чтобы иметь возможность добиться получения денег, необходимо убедить суд в целесообразности такого решения, а также четко обосновать указанную в иске сумму. В противном случае такое требование не будет удовлетворено и истец даже не сможет переложить на ответчика свои судебные расходы.

Документы подаются в канцелярию суда в трех экземплярах (по количеству участников процесса). При этом заявитель может предоставить все ранее собранные доказательства, указывающие на несоблюдение ответчиком закона «о языке», и приложить к иску квитанцию об оплате госпошлины.

Учитывая неоднозначность ситуации, в судебный процесс не стоит вступать без поддержки грамотного юриста. Как минимум, истцу стоит получить консультацию относительно того, на сколько велики реальные шансы доказать вину ответчика и взыскать с него причиненный моральный ущерб.

Рекомендуем почитать: Как написать жалобу в суд

Законодательная база

Чтобы наказать нарушителя и привлечь к предусмотренной законом ответственности, следует опираться на такие законодательные акты:

Источник: https://xn----7sbabf2al2alrezou2k.xn--p1ai/%D0%B6%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B1%D0%B0-%D0%BD%D0%B0-%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BD%D1%83%D1%8E-%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B8%D0%BA%D1%83/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.