Тенденции налоговых споров в 2021 году

Содержание

Налоговый контроль в цифрах и перспективах 2021 года, а так же 2021 г

Тенденции налоговых споров в 2021 году

Сложно представить владельца бизнеса, который мечтал бы о визите налогового инспектора на его предприятие. Как известно, практически любая проверка заканчивается доначислением налогов, штрафов и пени, ведь инспектор, вернувшийся после выездной налоговой проверки (ВНП) без «улова» в виде букета нарушений, рискует вызвать гнев руководства на свою голову.

Поэтому любое, даже самое минимальное и формальное нарушение будет выявлено, задокументировано и предъявлено к оплате налогоплательщику.

О том, как налоговики готовятся к выбору компании, которую они будут  проверять читайте в статье налогового адвоката Тылика П.Ю. «Как налоговики готовятся к проверке» ,  а так же о том, «А должна ли ИФНС предупреждать о проверке? «

Ропот бизнесменов, окончательно измотанных постоянными посещениями инспекторов контрольных органов, был услышан главой государства, который 15 августа 2021 г. утвердил ряд поручений о мерах по снижению административной нагрузки на предпринимателей в России.

В частности, было предложено:

  • сократить объем внеплановых выездов таким образом, чтобы их количество не превышало 30% от числа плановых;
  • сократить сроки их проведения до 10 дней и ограничить предмет исключительно теми фактами, которые послужили для нее основанием;
  • исключить возможность действий следственных органов, при которых приостанавливается деятельность предприятий.

Кроме того, уже с начала 2021 г. в нашей стране действует запрет на плановые проверки объектов малого бизнеса, срок окончания истекает в конце 2021 г., однако в настоящее время рассматривается вопрос о его продлении до 2022 г. Соответствующее поручение дано Министерству экономического развития.

Налоговый контроль в цифрах

Согласно отчета ФНС РФ, в результате проводимого в стране направления на сокращение числа контрольных мероприятий, за 2021 год количество выездных проверок снизилось на 22,6%.

Доначислено налогов по результатам ВНП на 12% меньше, чем в 2021 году, однако при этом эффективность каждой выросла на 14,8%.

Такой противоречивый результат стал возможен в связи с тем, что доля малоэффективных выездов с доначислениями до 2 млн снизилась на 18,6%.

Количество рассмотренных в досудебном порядке материалов по ВНП за 2021 год снизилось на 10,5%, а из общего числа жалоб было удовлетворено в досудебном порядке 34,7% (размер удовлетворенных требований при этом составил лишь 16,2%), что свидетельствует о вполне реальной возможности доказать свою правоту по спорам с небольшими суммами во внесудебном порядке.

В два раза (до 56,1 млрд) вырос уровень поступлений в бюджет в результате аналитической работы, проводимой без назначения проверочных мероприятий. В целом, по результатам работы Федеральной налоговой службы за 2021 год, в бюджет дополнительно поступило 279,2 млрд, что на 16,2% больше, чем в 2021 году.

Рост уровня взыскания составил 61,4% от уровня предыдущего года.
Одновременно следует отметить, что значительно вырос уровень взыскания налогов в судебных органах.

Хотя общее число судебных дел упало на 9%, однако судами удовлетворено 80% исковых требований против налогоплательщиков (на 191,5 млрд из 238,6 млрд заявленных требований).

Это означает, что предпринимателям по-прежнему редко удается отбить заявленные претензии.

Статистика Верховного суда о спорах по налоговому контролю

В то же время, в соответствии с отчетом Верховного суда РФ, за 2021 г. арбитражными судами было рассмотрено 32850 дел о взыскании обязательных платежей и санкций. Объем заявленных требований составлял 17,2 млрд. Из них было удовлетворено лишь 9762 иска, на общую сумму 9,9 млрд.

Тем самым, по отчетам судебного органа, было удовлетворено только 29,7% от общего числа инициированных налоговиками дел на 57,4% от заявленных требований, что несколько не соотносится с представленными ФНС сведениями и свидетельствует о противоположной тенденции – преимущественном выигрыше споров у налоговиков.

Также можно отметить, что в 2021 году судебными органами было рассмотрено:

  • 11994 дела об оспаривании ненормативных правовых актов и действий (бездействия) должностных лиц на сумму 3,7 млрд. Из них было удовлетворено 5057 заявлений (42,2%) на сумму 177,8 млн. (4,8%). Это может свидетельствовать как о том, что суды предпочитают удовлетворять требования по мелким спорам и критически относятся к доводам заявителей по крупным делам, так и о том, что налоговики злоупотребляют безосновательным составлением актов по мелким нарушениям, но стараются правильно оформлять крупные нарушения.
  • 423 дела о возврате из бюджета средств, излишне взысканных либо излишне уплаченных налогоплательщиками на сумму 1,7 млрд. Из них было удовлетворено 144 заявления (34%) на сумму 276,6 млн. (16,1%), что демонстрирует аналогичную тенденцию.
  • 70 дел о возмещении убытков, причиненных незаконными решениями инспекций ФНС или незаконными действиями (бездействием) их должностных лиц на сумму 56,4 млн. Из них было удовлетворено 20 заявлений (28,6%) на сумму 950 тыс. (1,7%).

Как видно из судебной статистики, предпринимателя предпочитают оспаривать действия и решения ФНС в суде. В официальном сервисе «Решения по жалобам» за 2021 год опубликовано лишь 20 решений, принятых Центральным аппаратом ФНС РФ по жалобам юридических лиц и предпринимателей.

Количество решений за 2021 год вполне сопоставимо с предыдущим и составляет лишь 7 решений, что, вероятно, свидетельствует о низком доверии к вероятности успешного разрешения конфликта без участия суда.

Прогноз по выездным проверкам и судебным спорам на 2021 год и 2021 год

На 2021 г. ФНС РФ прогнозирует дальнейшее сокращение числа ВНП до 4,1 тыс. Для справки, в 2021 г. их число составляло 7,0 тыс., а в 2021 г. – 5,6 тыс. Таким образом, прогнозируемое сокращение составит 41,4% по сравнению с 2021 г. и 26,8% по сравнению с 2021 г.

Одновременно прогнозируемый рост средних доначислений на 2021 г. оценивается в 19,8 млн. По сравнению с 2021 г., когда данный показатель составлял 14,9 млн, их ожидаемый рост составляет 32,9%, т.е. более чем на треть. В 2021 году средний размер дополнительно начисленных платежей равнялся 17,1 млн (прогнозируемый рост 15,8%).

Верховный суд России пока не опубликовал статистику рассмотрения дел за первое полугодие 2021 г., однако при поиске в картотеке арбитражных дел по слову «ФНС», за этот период обнаруживается 1991 процесс, в котором в качестве истца фигурируют органы ФНС России, против 1428 процессов за аналогичный период 2021 г., что свидетельствует об активизации судебной работы против налогоплательщиков.

Количество процессов, в которых они выступают в качестве ответчиков, составляет 902 дела за 6 месяцев 2021 г. против 746 дел в 2021 г., что подтверждает данный довод. Конечно, данная статистика весьма приблизительна, однако позволяет составить общее впечатление о тенденции роста судебных споров.

К чему готовиться малому бизнесу в 2021 году

Исходя из общих тенденций налогового контроля в 2021 г., изложенных выше, российскому малому бизнесу в 2021 г.

следует готовиться к дальнейшему формальному снижению числа ВНП, с одновременным повышением их «качества».

То есть, если уж компания попала под микроскоп инспектора, то следует готовиться к максимальным доначислениям и штрафам, поскольку выполнение плана инспектором никто не отменял.

Следует помнить, что в 2021 году все еще действует мораторий на плановые проверки «малышей» (за исключением образовательной, медицинской и социальной отраслей народного хозяйства, а также предприятий теплоснабжения, энергосбережения и электроэнергетики, а также лиц, привлеченных к административной ответственности за грубые нарушения), поэтому чтобы попасть под внеплановую выездную проверку, нужно очень сильно «постараться».

Однако, налоговики в настоящее время собирают и копят информацию по всем участникам рынка и ее использование по окончании моратория представляется весьма вероятным.

Расширяется система управления рисками, вводится единый механизм таможенного и налогового администрирования, с использованием которого можно свободно отслеживать движение ввезенного в страну товара от границы и до покупателя. Предпринимаются и попытки автоматизировать типичные схемы уклонения от налогов путем анализа связей между контрагентами и движения между ними финансовых потоков.

Возможно, что все эти новшества заработают уже в 2021 году.

Контроль за кассовыми операциями в режиме онлайн

С 1 июля 2021 года введен второй этап обязательной замены контрольно-кассовой техники на онлайн-кассы, предусматривающие прямую передачу информации о сделках в ИФНС. В основном, он затрагивает представителей малого бизнеса по направлениям организации общественного питания и торговли, имеющих наемных работников.

Крупный и средний бизнес уже прошел этап внедрения такой техники, а с 1 июля 2021 г. прямой обмен информацией затронет уже всех предпринимателей в сфере оказания услуг и торговли. В результате, существенно упростится изучение кассовых операций со стороны налоговиков.

Риск-ориентированный подход

С 2015 года продолжает наполняться единая Федеральная база всех операций, облагаемых НДС, используемая в системе контроля за уплатой НДС АСК «НДС-2».

Всеобъемлющий контроль облагаемых НДС операций существенно облегчает проведение по ним проверочных мероприятий. Фактически в постоянном автоматическом режиме АСК «НДС-2», без участия человека, обеспечивает выявление основных нарушений в сфере НДС.

К примеру, в автоматизированном режиме в настоящее время проверяются практически любые несоответствия между поданными контрагентами декларациями по НДС, а также выявляется сам факт неисполнения обязанности по сдаче декларации или неверное ее заполнение.

Затем была разработана система управления рисками – СУР АСК «НДС-2», которая на основании накопленной информации разделяет налогоплательщиков по группам риска:

При этом следует понимать, что с визитом придут не к тем, кто относится к группе высокого риска, а к тем, кто может являться выгодоприобретателем от неуплаты НДС. То есть, если компания, относящаяся к группе низкого риска, приобретет товар у компании из группы высокого риска, то с большой вероятностью изучать будут именно первую организацию.

В дальнейшем полученный опыт автоматизации НДС будет распространяться и на другие виды налогов, а накопленные при анализе деклараций данные могут быть использованы в любой момент.

Онлайн оценка степени риска выездной проверки

Как сообщает ФНС, уже в 2021 году на ее портале можно будет в режиме онлайн оценить вероятность ВНП в компании.
По мнению налоговиков, такую вероятность суммарно повышают следующие обстоятельства:

  1. Отражение в отчетности за несколько лет убытков.
  2. Высокие налоговые риски.
  3. Превышение скорости роста расходов над ростом доходов.
  4. Низкие заработные платы в компании.
  5. Приближения к предельным суммам, при которых компания может утратить право на применение специальных режимов налогообложения.
  6. Расходы примерно равны доходам.
  7. Уплата налогов в объеме ниже среднего. К среднему налоговые органы относят значение 3,4% от оборота.
  8. Неоднократные смены места нахождения организации.
  9. Получение крупных налоговых вычетов.
  10. Низкий уровень рентабельности компании (среднеотраслевое значение — 9,8%).
  11. Заключение договоров с посредниками при возможности заключения прямых договоров.
  12. Отказ предоставить пояснения или документы по запросу налоговиков.

Предположительно, сервис будет называться «Климат-контроль» и его степень полезности для налогоплательщиков сложно переоценить.

Таким образом, основные тенденции изменения системы проверок бизнеса в 2021 году предусматривают упрощение работы по контролю за налогоплательщиками за счет расширения применения автоматизации процесса и определения групп лиц, подлежащих изучению.

Источник: https://nalog-blog.ru/nalog-plan/nalogovyj-kontrol-v-cifrax-i-perspektivax-2021-goda-a-tak-zhe-2021-g/

«Забудьте все, что было». Как оспорить решение налоговой

Тенденции налоговых споров в 2021 году

Каждую неделю в открытом бизнес-курсе «Остаться в живых» — инструкция для собственников бизнеса о том, как выжить в российских реалиях. Материалы публикуются в рамках совместного проекта Центра taxCOACH и портала DK.RU.

Сегодня — о том, реально ли оспорить решение ФНС, с каким настроением бизнесменов ждут в судах и о новых трендах арбитражных судов в части рассмотрения налоговых споров.

Анастасия Тайшина, эксперт по структурированию бизнеса:

— Цель налоговой проверки — не только установление и доначисление налоговых недоимок, но и их обязательное взыскание. Если вы решили оспорить решение налоговой, то для начала нужно обратиться с жалобой в вышестоящий налоговый орган.

ФНС любит рапортовать, что досудебный порядок урегулирования споров очень эффективен. Статистика удовлетворения жалоб примерно одинакова по всем регионам: до 50% споров действительно удовлетворяется, но, как правило, в этих случаях речь идет о грубых нарушениях территориальных налоговых органов.

Та же статистика говорит о том, что в суммовом выражении жалобы удовлетворяются не более чем на 20%.

Очевидно, что в серьезных вопросах вроде получения необоснованной налоговой выгоды, взаимодействия с проблемными контрагентами или создания условий для искусственного дробления сильно надеяться на досудебное урегулирование не стоит.

С каким настроением собственников бизнеса ждут в судах? Для себя мы отметили несколько тенденций.

Первое — закрытость и системность суда. После слияния в 2014 г. Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда очень мало информации, касающейся рассмотрения судебных споров и внутренних документов, стало попадать во внешнюю среду.

Второе — формальный подход. Он ярче всего проявляется при рассмотрении административных дел. Если раньше в случае малозначительных нарушений судьи часто шли навстречу предпринимателям и от административной ответственности освобождали, то сейчас подход стал более формальным: есть состав правонарушения — пожалуйста, штраф.

Третье — защита интересов бюджета. Суды стали легче взыскивать штрафы с бизнесменов. В нашей практике был такой случай: судились мы с налоговым органом в части взыскания с них судебных расходов.

Они проиграли, и налоговый инспектор, не стесняясь, предложил судье отказать в удовлетворении этих расходов: «Эти деньги будут выплачены из бюджета, а мы с вами вместе из него финансируемся».

К счастью, суд на поводу не пошел и налогоплательщика поддержал.

Подавать заявление о признании решения налогового органа недействительным необходимо вместе с ходатайством о применении обеспечительных мер, поскольку требование налоговой уже подлежит исполнению.

Статистика в этом вопросе так же сурова: не более 30% всех ходатайств удовлетворяется, но мы рекомендуем основные силы направлять именно на этот документ. В нем нужно убедить судью, во-первых, что у вас есть активы, которые позволят исполнить решение налогового органа.

Во-вторых, взыскание сейчас заявленных к доначислению сумм может парализовать вашу деятельность — в частности, вы не сможете выплатить зарплату сотрудникам.

Но помните, что налоговая, в свою очередь, может обратиться в суд с ходатайством о встречном обеспечении и попросить вас перечислить сумму доначислений на депозит суда, что в подобной ситуации, конечно, странно. В последнем случае проще исполнить требование налогового органа (параллельно исключив передачу материалов проверки в Следственный комитет), а при положительном исходе дела требовать зачета или возврата.

Забудьте все, что было: 53 против 54.1

Применительно к структурированию бизнеса нас особенно интересует понятие налоговой выгоды. Все понимают, что сэкономить на налогах — абсолютно нормальное желание любого экономического субъекта. Однако практически ни один акт налоговой проверки, ни одно решение суда не обходится без упоминания необоснованной налоговой выгоды, которая повлекла ущерб для бюджета.

Введено это понятие было более 10 лет назад Постановлением Высшего Арбитражного Суда №53 от 12.10.2006 года. Этот документ, по сути, стал библией для Арбитражных судов.

В соответствии с ним, под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. То есть это нечто, что уменьшает совокупный размер налоговых платежей в сравнении с максимально возможным.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, является основанием для признания налоговой выгоды обоснованной. 

Сейчас же мы находимся в переломном периоде. В 2021 г. в Налоговом кодексе появилась небольшая статья 54.

1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов», по разъяснению которой ФНС выпустила уже три  письма[1].

Общий смысл разъяснений сводится к следующему: забудьте все, что было до этого. Ст.54.1 воплощает новый подход к проблеме занижения налоговой базы.

Во-первых, вместо презумпции добросовестности налогоплательщика и презумпции достоверности сведений в бухгалтерской и налоговой отчетности закон констатирует (п.1 ст. 54.

1 НК РФ): «Не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения» в налоговом и/или бухгалтерском учете. 

Под «искажением» ФНС понимает умышленные действия налогоплательщика, например:

  • создание схемы «дробления бизнеса»;
  • искусственное создание условий по использованию пониженных ставок налога, налоговых льгот;
  • неправомерное применение норм международных соглашений об избежании двойного налогообложения;
  • нереальность сделки.

Акцент на умысле не случаен. Ст.122 НК РФ рассматривает умышленную форму вины как отягчающее обстоятельство. В результате штраф вместо распространенных сейчас 20% от суммы неуплаченного налога может вырасти до 40%.

 Кроме того, умысел — это еще и подспорье для привлечения налогоплательщика к уголовной ответственности.

Чтобы доказать наличие умысла, налоговая прежде всего должна убедить в суд в несамостоятельности и формальности контрагентов налогоплательщика либо доказать, что данный этап бизнес-процессов он выполнил собственными силами.

Если искажения в бухучете отсутствуют, следующим тестом для налогоплательщика будет проверка соблюдения одновременно двух условий по имевшим место сделкам (операциям) (п.2 ст. 54.1):

  • снижение размера налоговых обязательств не является единственной целью сделки;
  • обязательство по сделке исполнено именно тем лицом, которое заявлено стороной договора, либо лицом, к которому обязательство перешло по закону или договору (например, по договору цессии, в порядке правопреемства и т.п.).

Первое условие — не что иное как «деловая цель» сделки, которая не должна быть связана исключительно с уменьшением налоговых обязательств. В основе сделки, как поясняет ФНС, должна быть разумная хозяйственная цель, обоснованная с точки зрения предпринимательского риска.

К примеру, целесообразность создания двух сбытовых компаний, одна из которых применяет упрощенную систему налогообложения, объясняется так: «Если все обороты будут в одной компании, она не сможет применять упрощенку, и бизнес станет невыгодным, поскольку нашим клиентам не нужен НДС».

Это пример чистосердечного признания — иной цели, нежели соблюдение условий применения специального налогового режима, у предпринимателя нет.

Если бы, к примеру, создание компаний на таком режиме объяснялось захватом новых территорий, разделом бизнеса с партнером либо иными разумными причинами, можно было бы говорить, что полученная экономия обоснована.

Второе условие говорит о том, что ФНС намерена переломить сложившуюся в интересах налогоплательщика тенденцию «установления действительного размера налоговой выгоды», когда речь идет о налоге на прибыль.

Напомню, переломный момент случился в 2012 г.

, когда ВАС[2] постановил определять реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога на прибыль, исходя из рыночных цен по аналогичным сделкам.

Это привело к тому, что налоговая перестала оспаривать реально понесенные налогоплательщиком затраты, ограничиваясь лишь завышением себестоимости, остающемся на «проблемном контрагенте». Например, сырье и материалы приобретены у контрагента, обладающего признаками анонимности.

В то же время достоверно известно о реальности товара: дом построен — значит, кирпичи были. Если налогоплательщик мог доказать действительную стоимость закупа, то хотя бы в этой части он мог быть спокоен. Хотя такой подход и не касался НДС. Никогда. Теперь ситуация изменилась. ФНС неоднократно и четко выразила свою позицию — новая статья 54.

1 НК РФ не дает оснований для использования «расчетного метода» определения налоговых обязательств.

Если будет доказано, что контрагент не исполнял сделку, то в расходах по прибыли и вычетах по НДС будет отказано в полном объеме, включая реально понесенные затраты. 

Есть и плюсы

У введенной нормы есть и положительные моменты. Во-первых, законодатель четко определил, что подписание документов неустановленным или неуполномоченным лицом не может подтверждать неправоту в действиях налогоплательщика.

Во-вторых, если ваш контрагент нарушает налоговое законодательство, вы не несете за него ответственность.

В-третьих, бизнесмены вольны осуществлять любые сделки, не запрещенные законом, а налоговый инспектор не вправе указывать, что был иной, более эффективный (конечно, обычно с точки зрения бюджета) способ ведения хозяйственной деятельности.

Выяснение вопроса о том, насколько правильно рядовой налогоплательщик определил налоговую базу в соответствии с изложенными правилами, будет осуществляться в ходе обычных выездных и камеральных налоговых проверок.

Иными словами, налоговый орган, как и прежде, должен доказать обстоятельства, на которые ссылается он, а налогоплательщику будет предоставлен шанс опровергнуть доводы.

Однако по новым налоговым проверкам не стоит надеяться на лояльное отношение к налогу на прибыль.

Концепция определения «действительного размера налоговых обязательств» больше не действует.

Как только ст. 54.1 появилась, суды начали ее успешно реализовывать[3], и многие дела, которые раньше решились бы не в пользу налогоплательщика, сейчас рассматриваются в его интересах.

Посмотрим, как дальше сложится практика, но ФНС строго наказала своим подразделениям[4]: новая норма применяется только к проверкам, назначенным после 19 августа 2021 года.

Ссылаться на нее при оформлении актов, решений по результатам «старых» проверок, в ходе судебных разбирательств нельзя.

Однако в судах встречаются и просто казусные ситуации. Налоговая выгода сама по себе — законна. Но есть случаи, когда она может быть признана необоснованной.

Так вот что происходит в суде: налоговый орган доказывает неправомерность получения налоговой выгоды, но при этом не приводит ни одного доказательства тому, что некая налоговая экономия в принципе была, и не приводит расчета ее размера.

Вы же должны запомнить главное правило: налоговая выгода не обоснована всегда, если она является единственной целью ваших хозяйственных операций.

Через эту призму и оценивайте всю деятельность вашей группы компаний. Ключевым на пути отстаивания вашей правоты остается понятие «деловая цель», несмотря на его отсутствие в законе.

Глядя своими честными глазами в глаза судьи, что называется, с металлом в голосе вы должны убедительно доказать, что у вас была конкретная деловая цель, подтвержденная целесообразностью заключенных сделок и их реальным исполнением, а полученная налоговая выгода — лишь приятный побочный эффект.

И не забывайте: если не получилось выиграть дело в первой инстанции — конечно, остается еще некоторое количество шансов: апелляция, кассация и Верховный суд.

Однако статистика по налоговым спорам для вас безрадостна: 1,6% дел «разворачивается» в апелляционной инстанции, 0,08% — в кассационной, 0,02% — в Верховном суде. Очевидно, что дело до суда доводить не очень целесообразно. В идеале вообще изначально строить группу компаний, имея убедительные ответы на все неудобные вопросы, которые вероятнее всего возникнут к вам у налоговой.

Текст подготовила Анна Асташкина, специально для DK.RU

[1] Письмо ФНС России от 16.08.2021 г. N СА-4-7/16152;

Источник: https://ekb.dk.ru/news/zabudte-vse-chto-bylo-kak-osporit-reshenie-nalogovoy-237102435

Три интересных налоговых спора лета 2021 года — Финансы на vc.ru

Тенденции налоговых споров в 2021 году

Мы подобрали три интересных решения судов по налоговым спорам лета 2021 года, которые могут быть полезными для бизнеса. Решения вынесены судами первой инстанции и могут быть отменены в порядке апелляции или кассации, но демонстрируют как тенденции современной судебной практики, так и возможности (невозможности) для выигрыша споров с налоговиками.

История первая [1].

О том, как налоговики доказали схему дробления бизнеса на 28,3 млн. рублей, суд с ними согласился, но выиграл налогоплательщик.

Иван Кузнецов

Две организации ООО «СК Призма» и ООО «Стройподряд» осуществляли общестроительные работы и находились на упрощенной системе налогообложения. Совокупная выручка превышает лимиты для применения УСН.

Налоговики в ходе ВНП устанавливают признаки дробления бизнеса, которые однозначно свидетельствуют о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды:

  • организации взаимозависимы на основании ст. 105.1 НК РФ (общий учредитель);
  • организации фактически находились и вели деятельность по одному адресу (при этом расходы по содержанию несло ООО «СК Призма»);
  • один вид деятельности;
  • расчетные счета открыты в одном банке, одним лицом;
  • используется один IP-адрес (расходы по договору на оказание услуг связи с провайдером несет ООО «СК Призма»);
  • общий телефон;
  • общий склад;
  • миграция сотрудников между организациями при сохранении трудовых функций;
  • общий персонал;
  • для получения допуска на строительные работы ООО «Стройподряд» использовало персональные данные работников ООО «СК Призма»;
  • общие заказчики – заключение договоров происходило в соответствии с Федеральным законом №44-ФЗ. При этом при анализе сайта www.zakupki.gov.ru было установлено, что в одном и том же электронном аукционе организации вместе не участвовали .
  • Убойные показания сотрудников и заказчиков, которые сообщили, что воспринимали организации как единый бизнес.

Таким образом, налоговики получили стандартные доказательства дробления бизнеса, которых в подавляющем большинстве случаев достаточно для выигрыша спора [2]. Но не в этот раз:

  • по своей экономико-правовой природе НДС является налогом на потребление товаров (работ, услуг), то есть косвенным налогом, перелагаемым на потребителей;
  • по общему правилу НДС является частью цены договора, подлежащей уплате налогоплательщику со стороны покупателя;
  • в Контрактах, заключенных на основании 44-ФЗ предусматривалась твердая цена, которая не предусматривала НДС и не могла изменяться в ходе их исполнения, налог не выделялся отдельно и в расчетных документах. При заключении контрактов Общество не рассматривало себя в качестве плательщика НДС, в связи с чем основания формирования договорной цены с учетом налога, а также возможность увеличения договорной цены отсутствовали;
  • следовательно, для того, чтобы определить права и обязанности ООО «СК Призма» как плательщика НДС необходимо применить расчетную ставку 18/118;
  • налоговики применили ставку 18%;
  • суммы доначисленного НДС не учтены налоговым органом в составе расходов по налогу на прибыль;
  • доначисление налогов в ходе налоговой проверки не может быть основано на непроверенных и предположительных данных, а должно отвечать критерию достоверности;
  • при указанных обстоятельствах заявленное Обществом требование признано судом обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Необходимо отметить, что такое решение суда в целом соответствует позиции налоговиков [3] о необходимости установления в ходе ВНП действительных налоговых обязательств, но суд мог их пересчитать и самостоятельно [4].

История вторая [5].

О том, как можно оспорить выемку в ходе ВНП.

В ходе ВНП (дробление бизнеса) у ИП была проведена выемка.

Налогоплательщик обратился в суд, указав, что у налогового органа отсутствовали основания для проведения выемки, поскольку заявителем были подготовлены все копии истребуемых документов, о чем было сообщено налоговому органу письмом – налоговый орган в постановлении о выемке не привел доказательства того, что документы могут быть уничтожены, сокрыты, заменены или изменены.

К сожалению, современная судебная практика по аналогичным спорам не на стороне налогоплательщика [6], но не в этот раз.

  • в качестве основания для вынесения постановления о выемке инспекция указала: предполагается схема дробления бизнеса; в адрес предпринимателя в порядке ст. 93 НК РФ было выставлено требование о предоставлении документов, которые в установленные сроки не предоставлены; для проведения экспертизы требуются оригиналы документов, есть достаточные основания предполагать, что подлинники документов/предметов могут быть исправлены, заменены или уничтожены.
  • налогоплательщик сообщил в налоговый орган, что в связи с тем, что налоговая проверка проводится по месту нахождения налогоплательщика, для проведения проверки Инспекции предоставлено отдельное помещение, где и находятся копии данных документов;
  • перечень документов, которые подлежали выемке в соответствии с оспариваемыми постановлениями, не соответствует тому перечню документов, который был указан в требовании о представлении документов;
  • ссылка инспекции на необходимость проведения почерковедческой экспертизы в отношении документов судом отклоняется, так как указанная экспертиза до настоящего времени не назначена;
  • формальное указание Инспекцией в постановлении на наличие оснований, предусмотренных п. 14 ст. 89 и ст. 94 НК РФ, не может свидетельствовать о том, что такие основания для производства выемки у нее действительно имелись.

Судом сделан и еще один очень спорный вывод о том, что электронно-цифровые файлы и программы, иные документы, хранящиеся в электронном виде на компьютерах Предпринимателя и его контрагентов, черновики, записные книжки не являются документами, на основании которых осуществляется проверка правильности исчисления и уплаты налогов, в связи с чем они не могли быть изъяты в ходе выемки.

Посмотрим, как эти аргументы оценит апелляционный суд.

История третья, плохая для налогоплательщиков.

О том, как суд в делах о дроблении устанавливает фактическую взаимозависимость [7].

Иван Кузнецов

Сразу отметим, что формально все организации на схеме не взаимозависимы, у них разные учредители и руководители.

ООО «СОЛ» применяет УСН, ПАО ВТБ хочет купить у него помещение, но выручка от реализации превысит лимиты по упрощенке, а специальный режим хочется сохранить.

Тогда ООО «СОЛ» продает часть помещения ООО «Рекламные конструкции», которое тоже применяет УСН. Перед продажей происходит оценка помещения, в соответствии с которой его стоимость – 26 млн. р.

Но через 4 месяца банк ВТБ покупает это же помещение в неизменном виде за 70 млн. р. Оставшиеся 64 млн. р. перечисляются ВТБ на счета ООО «СОЛ».

Очевидно, налогоплательщик подозревал, что такая схема может вызвать вопросы у налоговиков и помимо независимой оценки стоимости помещения попытался придать признаки самостоятельности покупателю ООО «Рекламные конструкции».

Для этого организация заключила договоры на оказание услуг с невзаимозависимыми контрагентами, но видимо позднее, решили, что это лишнее и единственной сделкой организации оказалась покупка помещения за 26 млн. р.

на заемные средства от формально невзаимозависимого лица.

Полученные от продажи помещения деньги требовались не организациям-продавцам, а учредителю ООО «СОЛ».

Он не стал выплачивать себе их как дивиденды, выдавать займы или брать подотчет, для подстраховки их решили пропустить через цепочку невзаимозависимых организаций, но в конечном итоге они были выданы учредителю ООО «СОЛ» в качестве займа от ООО «РИА ИММО инвест», которая к этому времени уже успела выдать ему займы на 494 млн. р. (удивительно, но банк эти займы не блокировал).

Суд в своем решении большое место посветил именно оценке фактической взаимозависимости организаций, основываясь прежде всего на анализе движения денежных средств между ними.

И это очень важный момент – недостаточно скрыть взаимозависимость, расставив подконтрольных учредителей и директоров, важно показать экономическую самостоятельность организаций, что в условиях искусственной имитации сделать практически невозможно.

Что ждет бизнес дальше, осенью?

Первая половина года прошла под продолжающимся трендом снижения количества ВНП, но нами зафиксирована и новая тенденция – в некоторых субъектах перестала расти средняя стоимость проверки (например, в Москве она упала с 50,4 млн. р. в 2021 году до 32,6 млн. р. за 6 мес. 2021 года). Это значит, что во второй половине года, налоговики будут наверстывать упущенное, а значит дел по ст. 54.1 НК РФ и дроблению бизнеса станет больше.

Сноски:

1. Решение АС Кемеровской области по делу А27-1897/2021 от 09.08.2021 г.

2. Летом 2021 года судами первых инстанций рассмотрено 43 спора по дроблению, из них налогоплательщики выиграли только 13 (учитывались споры, в которых прямо фигурировало слово «дробление», без учета дел, в которых оно заменялось на взаимозависимость и аналоги).

Источник: https://vc.ru/finance/81835-tri-interesnyh-nalogovyh-spora-leta-2021-goda

Судебная практика по налоговым правонарушениям 2021

Тенденции налоговых споров в 2021 году

› Налоги

20.04.2021

В 2021 году суды подтвердили, что ФНС России вправе в порядке ведомственного контроля отменять решения нижестоящих налоговых органов без обращения налогоплательщика, а Минфин может давать разъяснения налогового законодательства.

Суды также пришли к выводу, что налоговая выгода признается необоснованной, только когда налоговая экономия приводит к негативным последствиям для бюджета. Эту судебную практику эксперты назвали позитивной, но были и негативные решения судов.

“Аквамарин”

Межрайонная инспекция ФНС № 7 по Костромской области провела камеральную налоговую проверку ООО “Аквамарин”, в результате которой вынесла постановление о привлечении общества к ответственности. ООО “Аквамарин” было доначислено 10,8 млн руб. НДС, 473 677 руб. пеней за нарушение срока уплаты налога и 2,2 млн руб. штрафа.

Кроме того, налоговая отказала обществу в возмещении 26,6 млн руб. НДС. Управление ФНС по Костромской области отменило вышеуказанное постановление, т. к. не была доказана согласованность действий общества и его контрагентов, направленная на получение необоснованной налоговой выгоды.

ФНС России в порядке контроля за деятельностью управления отменила решение Управления ФНС по Костромской области и оставила в силе решение нижестоящей инспекции (п. 3 ст. 31 НК). Поводом для этого послужили сведения, полученные от МВД и ФСБ, о наличии возбужденных уголовных дел.

Тогда ООО “Аквамарин” обратилось в суд, но три инстанции ему отказали (№ А40-101850/2021). Верховный суд подтвердил законность этих решений (см. “Верховный суд разобрался в правилах пересмотра решений ФНС”).

“В этом деле ВС указал на возможность вышестоящего налогового органа даже в отсутствие жалобы налогоплательщика отменить решение нижестоящего органа в рамках ведомственного контроля. При этом налогоплательщик в таком случае вправе обратиться за защитой своих прав в суд.

Немаловажно, что вышестоящий налоговый орган вправе реализовать свои полномочия в пределах срока, предусмотренного для проведения мероприятий налогового контроля, а именно – в пределах трех лет, исчисляемых с момента окончания контролируемого налогового периода”, – пояснил юрист АБ “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры” Торез Кулумбегов.

“Теперь стала возможной ситуация, при которой ФНС России вправе отменить решение УФНС субъекта об удовлетворении апелляционной жалобы налогоплательщика и оставить в силе решение инспекции о доначислении налогов и наложении штрафа”, – сообщил юрист АБ “Казаков и партнёры” Алексей Аплекаев. “Таким образом, даже полное удовлетворение апелляционной жалобы налогоплательщика не является последней точкой в споре с налоговым органом, поскольку возможно возобновление казалось бы разрешенного спора по инициативе вышестоящего налогового органа. Только истечение срока на проведение выездных налоговых проверок по проверенному ранее периоду может гарантировать отсутствие претензий со стороны налогового органа”, – заявила юрист АБ “Казаков и партнёры” Елена Муратова.

Юристы сошлись во мнении, что позиция ВС по этому делу имеет позитивное значение для защиты налогоплательщиками своих прав. “Тем более было издано письмо ФНС России от 11.10.

2021 № СА-4-7/20486@, в силу которого эта позиция должна быть доведена до территориальных налоговых органов”, – подчеркнула руководитель Налоговой и административной практики ЮФ “Варшавский и партнёры” Владлена Варшавская.

“По аналогии с указанным спором налогоплательщики в случае, если решением УФНС будет поддержана позиция территориальной инспекции, могут параллельно с обращением в суд направлять дополнительно жалобу в ФНС России.

Эта жалоба не будет являться классической стадией досудебного апелляционного процесса, но вместе с тем позволит озвучить свои доводы на уровне ФНС России, и в случае положительного решения добиться хорошего исхода без рассмотрения дела в суде”, – считает руководитель Департамента налоговой безопасности, международного планирования и развития “КСК групп” Роман Шишкин.

ООО “Спорткар-центр”

ООО “Спорткар-центр” – официальный дилер Porsche в России – сначала напрямую арендовало автосалон у собственника, а затем стало брать это же помещение и помещение в другом построенном здании в субаренду у ООО “Бизнессодействие”.

Налоговая посчитала, что ООО “Спорткар-центр” могло заключить аренду напрямую с собственником, а включение ООО “Бизнессодействие” в схему арендных отношений повлекло необоснованное увеличение арендной платы. Поэтому ФНС доначислила арендатору налог на прибыль и НДС.

“Налоговые органы и суды по-прежнему нередко реагируют лишь на внешние признаки налоговых злоупотреблений, такие как непонятные операции, признаки фиктивности поставщиков, не выясняя, имеются ли в действительности потери бюджета”, – сетует руководитель аналитической службы “Пепеляев групп” Вадим Зарипов.

Однако ВС с налоговиками и нижестоящими судами не согласился и направил дело на новое рассмотрение (см. “Верховный суд поддержал компанию-налогоплательщика в споре с ФНС на 15 млн руб.”). Во время него суды разрешили спор в пользу налогоплательщика (№ А40-230712/2015).

“Теперь можно ожидать снижения числа претензий в случае, когда все контрагенты налоги уплатили, но налоговый орган полагает, что договорные отношения могли сложиться иначе”, – уверен менеджерДепартамента налоговых споровФБК Михаил Голованёв.

“Речь о необоснованной налоговой выгоде может идти только тогда, когда налоговая экономия приводит к негативным последствиям для бюджета. Подтверждение этого стало важнейшим моментом.

По идее, если негативных последствий для бюджета нет, анализ взаимозависимости, экономической целесообразности и рациональности субарендных отношений становится излишним.

Хотя коллегия проверила и эти второстепенные факторы, самое главное в решении высшей судебной инстанции – фиксация знака равенства между необоснованной налоговой выгодой и потерями бюджета”, – считает старший юрист “Мозго и партнеры” Елена Черкасова.

АО “Флот Новороссийского морского торгового порта”

АО “Флот Новороссийского морского торгового порта” полагало, что оказываемые им в порту услуги освобождены от начисления НДС. Норма НК, регламентирующая перечень таких услуг, сформулирована достаточно широко. В то же время позиция налогоплательщика подкреплялась положительной судебной практикой и разъяснениями Минтранса.

Примечательно, что Минфин соответствующие разъяснения не предоставил. Когда ФНС доначислила “флоту” НДС, пени и штрафы, он обратился в суд. Три инстанции встали на сторону налоговой. Компания подала жалобу в ВС, но тот отказался рассматривать ее. А вот КС жалобу рассмотрел и сформулировал несколько ключевых выводов (№ 34-П).

Во-первых, новое судебное толкование НК не должно действовать с обратной силой в отношении других налогоплательщиков, если оно ухудшает их положение.

Добросовестный налогоплательщик, действуя в условиях предоставленного ему “благоприятного” налогового режима, не может предвидеть негативное изменение судебной практики, поэтому соответствующее доначисление налога должно соотноситься с периодами, в которые действовало разное толкование.

Во-вторых, КС подтвердил обязанность Минфина и ФНС давать разъяснения налогового законодательства. Запросы к ним не могут переадресовываться другим ведомствам, а специфичные случаи Минфин и вовсе должен выяснять самостоятельно в рамках системы межведомственного взаимодействия (см. “КС запретил использовать решения ВС для ухудшения положения налогоплательщика”).

“На практике приходится сталкиваться с тем, что НК содержит множество положений с широкой формулировкой, толкование которых судами меняется время от времени.

Важно, что позиция КС универсальна и позволяет защитить добросовестного налогоплательщика в случае внезапного изменения судебной практики”, – отметила юрист ЮБ “Мозго и партнеры” Ольга Насонова.

“Постановление КС внесло ясность, стоит ли ссылаться на отказные определения в обоснование своей позиции”, – заявил Голованёв.

ООО “Континентал Тайрс Рус”

ООО “Континентал Тайрс Рус” предоставляло своим покупателям (розничным продавцам) значительные отсрочки по оплате товара, притом что расчеты с поставщиками происходили на регулярной основе. Для покрытия образующегося кассового разрыва налогоплательщик привлекал займы от зарубежной материнской компании.

Налоговая сочла это нарушением, суды с ней согласились (№ А40-251161/2015). Они пришли к выводу, что налогоплательщик не имел экономических причин для привлечения заемных средств, а целью получения кредитов от иностранного аффилированного лица был систематический вывод денег за рубеж (см.

“Суды сочли нецелесообразным привлечение дочерних займов для покрытия кассового разрыва”).

“Оценку деловой цели суды подменили оценкой целесообразности действий налогоплательщика и тем самым грубо вмешались в его работу. Займы привлекались для покрытия кассовых разрывов, объективно возникающих в связи с предоставлением отсрочек независимым дилерам.

Это опасный прецедент недопустимого вмешательства налоговых органов и судов в принятие компаниями управленческих решений, а также попытка девальвировать определение КС № 320-О-П”, – считает Зарипов. “Это дело подтверждает постепенно складывающийся негативный подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний.

Уверен, такой подход сохранится и в 2021 году”, – заявил партнер, руководитель практики разрешения налоговых споров в России Ernst & Young LLC Алексей Нестеренко.

ООО “Аукционная компания Союзпушнина”

ООО “Аукционная компания Союзпушнина” перечисляло дивиденты кипрской компании. ФНС решила, что кипрская компания является кондуитом, не осуществляет реальной экономической деятельности, а перечисление дивидендов носит транзитный характер.

По мнению налоговой, такая схема использовалась обществом в целях применения пониженной налоговой ставки, поскольку между Россией с Кипром заключено соответствующее двустороннее соглашение. Арбитражный суд города Москвы и 9-й арбитражный апелляционный суд согласились с мнением ФНС.

Суды посчитали, что компания должна не только указать реального бенефициара и подтвердить его статус, но и представить достаточные доказательства перечисления денег именно физическому лицу.

В противном случае, если деньги до бенефициара в силу разных причин не дошли, то и права на применение льготной ставки у налогоплательщика не имеется (№ А40-73573/17).

“Примечательным в этом деле является тот факт, что компания “АК “Союзпушнина” и ее юристы скорректировали довольно распространенную в налоговых спорах тактику по доказыванию самостоятельности компаний, получающих дивиденды, и наличию у них полномочий по распоряжению полученным доходом.

Они уже по сути не спорили с тем фактом, что промежуточная кипрская компания является технической компанией.

Они пытались доказать, что фактическим получателем дохода является физическое лицо – налоговый резидент РФ, в силу чего должна подлежать применению ставка НДФЛ в размере 9%”, – объяснил руководитель проектов Бюро присяжных поверенных “Фрейтак и Сыновья” Кирилл Данилов.

Приговоры судов по ст. 199 УК РФ Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации

#НазваниеCудРешение
547105Приговор суда по ч. 2 ст. 199 УК РФ

Герасимов С.В., совершил уклонение от уплаты налогов, подлежащих уплате организацией, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере.Преступление совершено при следующих обстоятельствах:Герасим.

ЛенинскийВынесен приговор546280Приговор суда по ч. 1 ст. 199 УК РФ

органом предварительного следствия Болотов Л.П. обвиняется в уклонении от уплаты налогов с организации, то есть уклонении от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размер.

ДзержинскийУголовное дело прекращено546279Приговор суда по ч. 2 ст. 199 УК РФ

Козленков О.Г. совершил уклонение от уплаты налогов с организации, а именно уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере.Указанное преступление Козленков О.Г. со.

ДзержинскийВынесен приговор546271Приговор суда по ч. 1 ст. 199 УК РФ

Общество с ограниченной ответственностью «Частная Охранная организация «Арго»» (далее ООО «ЧОО «Арго»») ИНН 3443919737 дд.мм.гггг зарегистрировано в качестве юридического лица за основным государственным регистрационным номером 1133443002021, и по.

ДзержинскийУголовное дело прекращено546166Приговор суда по ч. 1 ст. 199 УК РФ

Глушанков А.В. совершил преступление при следующих обстоятельствах. Глушанков А.В., являясь директором и главным бухгалтером состоящего на налоговом учете в ИФНС России по Советскому району г.Воронежа Общества с ограниченной ответственностью «Стро.

СоветскийВынесен приговор545685

Источник: https://prokurors.ru/nalogi/sudebnaja-praktika-po-nalogovym-pravonarushenijam-2021.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.